Вверх страницы

Вниз страницы

Цена Свободы

Объявление


[...]

Добро пожаловать во вселенную Marvel!


В игре: [28|07|2015]
То там, то здесь объявляются сбежавшие злодеи.
Но это не самое страшное. Монстры, приходящие из ниоткуда - вот, что заставляет всех дрожать от страха...
25.04.2016: Целый месяц акция щедрости на внеземных персонажей! >>>
Проекту срочно требуются отрицательные персонажи.


06.04.16. Мы открылись!
Не пропустите наши Акции!

[здесь может быть ваш пост]
читать дальше...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Цена Свободы » Прошлое » [05.06.2015] Дети рейха


[05.06.2015] Дети рейха

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата и время: 5 июня, 2015 год
Место: всем известный клуб "Фенрис", 2 этаж
Участники: Andrea von Strucker, Andreas von Strucker
Описание эпизода: Воскрешение сестры стало для Андреаса настоящим благословением. И, хотя прошло уже достаточно времени, насытиться этим чудом и возвратиться к делам насущным близнецам ну никак не удается.

0

2

Его уста одаривали мимолетными, скользящими поцелуями изящные женские пальцы. Андреа еще спала, но Андреаса это нисколько не смущало. Внимательный взгляд мужчины очерчивал каждую линию ее лица, словно скульптор, ваяющий образ любимой музы. Пожалуй, так и было.
Он с легкостью мог воспроизвести лик сестры в своей памяти. Каждую черту, мимическую морщинку или изгиб стройного тела. Фенрис знал ее целиком, как если бы знал сам создатель. Как если бы она являлась произведением его рук, мыслей, желаний. Андреа, его сестра, была не просто близнецом для Андреаса. Они не просто дополняли друг друга или же приходились двумя половинками одной личности, как порой любят говорить о таких детях. Их тела были врозь, но сами они, каждый из двойняшек, был чем-то целым. Неважно, вместе они были или нет. Штрукеры привыкли с пеленок олицетворять себя как единый организм, без каких-либо распадов, несмотря на то, что они не были одним человеком. Свое различие они видели в мужском и женском начале и разделение черт в характере согласно половому признаку они не принимали во внимание, ведь каждому – свое. Как инь и янь, они были для всех, и они были друг у друга. Один Штрукер или два, мутанты всегда чувствовали себя уверенно. Они показали себя личностями с малых лет. Самостоятельными, самодостаточными, развитыми. Никаких половин, частей или продолжений. Только дополнения. И в этом они зарекомендовали себя более чем прекрасно.

Бледновато-розовые губы женщины дрогнули, и она сделала тихий вдох сквозь них. Андреас коротко улыбнулся в ответ, едва вздернув уголки губ, и наклонился к ней, накрывая уста близнеца своими. Кто-то крикнет, что это неправильно, что брат и сестра, особенно в таком прямом родстве, не должны совершать подобных действий. Вот только это вряд ли обеспокоило бы их. Скорее вызвало синхронный, надменный смешок при полном отсутствии какого-либо стыда. Стыд не для них. Никаких моральных терзаний, в них пускай бросаются люди более высоконравственной породы. Они нашли друг друга во время полового созревания еще в стенах Гидры и никто не поспешил сообщить о том, что отношения сексуального характера между родственниками – это нечто плохое. Что говорить теперь, когда они уже достаточно зрелые и сформировавшиеся члены общества, чтобы вдруг  ударяться в размышления о нравственности? Для Андреаса сейчас это было не больше, чем просто слово для манипуляции массами в СМИ. Красная тряпка от автора тем читателям, кто возомнил себя выше, честолюбивей, правильней. Которые, сами того не замечая, поступали ничуть не лучше, даже не анализируя последствия собственных поступков.
Вот оно – современное общество в наши дни. Облаченное в добродетель, но прогнившее изнутри, пронизанное червями бесчеловечного равнодушия. Звери и то поискренней будут.

- Доброе утро, дорогая, - прошептал Фенрис в губы Фенрис, едва ли случайно дотрагиваясь до них во время своего приветствия и нехотя отстранился, оглядывая ее вновь, уже пробудившуюся ото сна. Часы отдыха и мгновения безмятежного блаженства стремительно таяли по мере того, как веки Андреа раскрывались все шире и шире, демонстрируя голубые, блестящие глаза, переполненные жизнью.

- Я уже соскучился… - проговорил он тихим голосом, не без утренней хрипотцы.

+2

3

Ей снился сон. Чудесный, восхитительный сон о том, что война окончилась; о том, что мир пришел к единству под началом Гидры; о том, что она жива и вернулась к брату, единственному, любимому, желанному. Ей снились его мягкие, горячие поцелуи и сильные руки, его дыхание, обжигающее кожу, его пронзительно голубые глаза и волосы цвета льна. Ей снился дом, которого у них никогда не было: просторный, светлый и уютный. Сон был так хорош — ей совершенно не хотелось просыпаться, но ни один сон не может длиться вечно.
Разбуженная неосторожным прикосновением близнеца, Андреа глубоко вздохнула и пошевелилась, сбрасывая сонное оцепенение, ее ресницы затрепетали. Тонкое шелковое покрывало заструилось по телу, подчеркивая соблазнительные формы. Привычка спать обнаженной укоренилась еще в юношеском возрасте, лет двадцать назад, и с тех пор Фенрис редко ей изменяла. Проводить ночи в постели с братом было еще одной ее давней привычкой, не имело значения занимались ли они сексом или же просто готовились отойти ко сну, что случалось значительно реже.
— Доброе утро, — эхом откликнулась Андреа, распахивая глаза и встречаясь взглядом, постепенно приобретающим осмысленность, с близнецом. Ее губы сами собой растянулись в улыбке: по крайней мере, какая-то часть ее сна все же не была сном.
Ее брат, ее отражение. В детстве они были так похожи, что их невозможно было отличить друг от друга, да даже и сейчас, по прошествии многих лет, они не утратили своего сходства, хотя, несомненно, приобрели и некую индивидуальность, позволяющую безошибочно отличить мужчину от женщины.
Протянув руку, Фенрис коснулась ладонью щеки Андреаса, ощутила под пальцами теплоту его кожи и шершавость пробивающейся щетины. Он был настоящий. И она была настоящая. Живая.
С тех пор, как около полугода назад, аккурат под Рождество, она, вернувшаяся к жизни, обнаружила себя на окраине Нью-Йорка в растерянности и одиночестве, ее не покидало слабое ощущение нереальности происходящего. Она боролась с ним, как могла, и иногда даже преуспевала, но лишь постоянное присутствие рядом Андреаса успокаивало по-настоящему.
— Энди, — так они в шутку называли друг друга. — Сколько времени?
Они не сомкнули глаз всю ночь накануне, предаваясь желанному обществу друг друга — заснуть удалось лишь под утро. Да, близнецы спали друг с другом, делали это регулярно и с удовольствием и не делали из этого тайны. Ни один из Фенрис не видел в своем пристрастии ничего предосудительного. Они были частями единого целого, разделенными и вновь воссоединяющимися каждую ночь. Они и их греховная связь были прекрасны, но лишь немногим дано было понять истинную природу их чувств.
— Соскучился? Уже? — недоверчиво рассмеялась Андреа. Она могла поспорить, что они поспали не больше трех часов, хотя чувствовала себя достаточно бодро.
— Иди ко мне, — она обвила шею брата руками и вновь припала к его губам, сладко целуя. Кажется, на сегодня у них была назначена какая-то встреча, но ничего страшного не случится, если они немного опоздают.

0

4

- Достаточно для того, чтобы констатировать – мы опаздываем, meine lieben.

На его лице ни тени беспокойства. Ни единого намека на последующую суету. Фенрис склоняется ниже, когда руки сестры обхватывают шею мужчины, и устремляется навстречу ее намерению слиться в поцелуе, полностью поддерживая его. В отличие от Андреа, Андреас так и не сумел сомкнуть глаз этой короткой ночью. Но выдавать свою усталость не собирался – не сейчас.
Скрывающее наготу ее стройного тела одеяло было откинуто в сторону, а сам он окончательно навис над своей возлюбленной, движением одной руки разводя ноги Андреа и устраиваясь между ними. Каждый раз, когда они соприкасались друг с другом, что происходило весьма часто, почти что систематически, мужскую половину Фенриса наполняло чувство исключительной самовлюбленности. Его сестра, его близнец была идеальной женщиной во всех отношениях. Настоящей. С изворотливым умом и четким пониманием о том, как истинно устроен этот мир. Любящей силу, власть и успех, готовой идти за своим мужчиной до последнего. И, несмотря на то, что ее брат – не единственный, кто был удостоен внимания Андреа, ее расположения, она все равно возвращалась к тому, что он оставался для нее эпицентром самых желанных страстей.
И это было взаимно. Недаром вскоре после свадьбы Андреа обнаружила своего супруга, молодого и преуспевающего бизнесмена, уткнутым лицом в лужу собственной крови. Это был не первый ее спутник, павший от руки Андреаса, но первый человек, с которым она попыталась связать себя узами брака. Андреас так и не узнал, была ли она действительно влюблена в этого беднягу. Они занялись любовью прямиком там, в прихожей особняка, ничуть не смущаясь общества свежего трупа и не стесняясь в выражениях своего удовольствия от происходящего процесса. Тогда ревность, казалось бы, довела мужчину до безумия, но это было не так. Он совершил то убийство полностью осознанно и, как когда-то рыцари имели полное право завладеть имуществом поверженного противника, возвратил себе ее. Бесценным трофеем, расставаться с которым вновь Андреас не собирался, появись на горизонте хоть тысяча женихов, один влиятельней другого.

- Чертовски опаздываем, - добавил он парой жарких поцелуев позже и обхватил ее подбородок пальцами, поворачивая лицо сестры в противоположную ему сторону, припадая к чувствительному местечку за ухом.

Ему хотелось ее. Снова и снова. Фенрис был ненасытен со дня, когда Андреа каким-то небывалым чудом возвратилась к нему – цела, невредима, жива. И когда, казалось бы, он уже достаточно вымотался, у мужчины вновь откуда-то находились для нее силы, чтобы продолжать сливаться с Андреа воедино. Она вдохновляла его. Не только на любовные утехи, но и на большие победы.
Что уже говорить о больших победах в тех самых любовных утехах?

- Думаешь, Клаус будет не прочь пока пропустить пару бокалов, прежде чем мы спустимся к нему? – он коротко усмехнулся ей в горячую кожу, отпуская подбородок сестры и подхватывая обеими руками ее бедра. Кожа Андреа после сна была особенно горяча, его же ладони обжигали приятной прохладой.
Однако, в любую секунду мужчина готов был вспыхнуть вслед за сестрой.

Отредактировано Swordsman (2016-05-19 06:26:25)

+1

5

В ответ на слова близнеца Андреа только надменно фыркает: она всегда получает то, чего хочет, а сейчас она хочет его. И если для этого кому-то придется ждать — пусть он наберется терпения и ждет. Необходимость поторапливаться заводит ее, заставляя желать брата с удвоенной силой. Существовал ли на свете еще хоть один мужчина, которого она желала хотя бы с половиной той страсти, что испытывала к Андреасу? Андреа лишь смеялась и с сомнением качала головой, не произнося ответа вслух, хотя точно знала: нет, не существовал.
Их с братом взаимное влечение обнаружилось еще в юношеском возрасте, когда они, запертые в стенах мадрипурской базы, были вынуждены познавать открывающиеся им удовольствия в обществе друг друга. Она помнила их первый секс в мельчайших подробностях: подростковый, неловкий, неуклюжий. Помнила упрямое сопение Андреаса у нее над ухом и неуверенные прикосновения его мозолистых от постоянных тренировок с мечом рук; помнила, жадные, неумелые поцелуи и лихорадочный блеск голубых глаз; помнила, как проминался матрас под весом их сплетенных тел и тихо поскрипывал в такт металлический каркас кровати.
С тех пор прошло уже немало лет, оба они успели сменить немалое количество любовников и любовниц и стать куда более искушенными — не только в сфере плотских утех, однако их связь не только не прервалась со временем, но как будто бы, наоборот, еще более укрепилась, и каждый раз, после ночи, проведенной вне их общей постели, они бросались друг другу в объятия с еще большим рвением, а после вынужденной кратковременной, но оказавшейся крайне мучительной разлуки и вовсе будто сорвались с цепи. С тех пор, как Андреа восстала из «мертвых», они не упускали ни единого шанса побыть наедине — ни по ночам, ни при свете дня. Фенрис готова была отдаваться брату с десяток раз в сутки, а тот охотно пользовался текущим раскладом дел.
Наверное, их можно было сравнить с влюбленными юнцами.
— Клаус? Тот бритоголовый урод? Он все время пялится на меня, — она блаженно щурится и смеется, зная, как брат ревнует ее по мельчайшему поводу, чем приводит ее в неописуемый восторг. — Пусть идет к черту.
От его поцелуев по телу разливается приятная истома и сладко-сладко тянет в низу живота. Андреа потягивается, изгибается в его руках, нарочно поддразнивая близнеца соблазнительным видом. Она знает, что хороша собой и без зазрения совести пользуется своей привлекательностью, чтобы соблазнять мужчин, преимущественно — Андреаса. Она знает, что он вожделеет ее не меньше, чем она — его, и для этого ей нет нужды видеть или чувствовать его твердый член, упирающийся сейчас ей в промежность.
О, нет, это знание на уровне куда более глубоком и куда менее физическом, знание на уровне инстинктов и химических реакций. Андреа шумно втягивает воздух в ноздри: кожа Андреаса источает слабый терпкий и чуть горьковатый аромат. Она не имеет понятия, это естественный его запах или результат генетического вмешательства.
— Энди, — гортанно бормочет она, с восхищением оглаживая ладонями крепкие мужские плечи. Андреас, ее брат, ее близнец, мужская составляющая Фенрис, ничуть не уступает своей близняшке в притягательности. Он красив той самой недостижимой красотой голубоглазого арийского идеала. Девицы от него без ума, но по-настоящему принадлежит он лишь ей одной.
Андреа взволнованно облизывает сухие губы. Все ее мысли сейчас сосредоточенны на единственном низменном, животном желании.
— Я хочу тебя, — о, как будет обидно, если их прервут. Фенрис наверняка придет в ярость, если это произойдет.

+1


Вы здесь » Цена Свободы » Прошлое » [05.06.2015] Дети рейха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC